Дубай: понимание сознания поколения двухтысячных

Следите за нами в
Дата публикации: 14.05.2018

Могут ли бренды высокого часового искусства предложить нечто, что сможет выманить поколение двухтысячных из их привычной среды? Сможет ли новое Поколение игрек среди мастеров часового производства завладеть их вниманием?

Если вы мастер часовых дел, каким образом можно проникнуть в сознание Поколения игрек – людей, среди которых самым старшим недавно исполнилось тридцать? Как привлечь этот слой населения в мир, где так тщательно хранятся традиции, а желание приобрести собственность воспринимается, как обратная сторона чрезмерного потребления? Никто не говорит, что высокому часовому искусству подобное удастся – это было бы слишком просто. Как и нельзя отвергать тот факт, что ценность и коммуникация – два параллельных мира. И кто сможет их примирить между собой лучше, нежели новое поколение мастеров часовых дел? «Вероятно, они представляют собой разрушительную силу в профессии», говорит Алексис Георгакопулос, директор Университета Искусства и Дизайна в Лозанне (ECAL). «Вы должны продолжать длинную линию часовых мастеров. На самом деле, большинство из них совершенно не связаны со сферой часового производства. Некоторые даже не швейцарцы. Однако они готовы рискнуть и прыгнуть в самую глубину, причём не обязательно анализируя состояние рынка. Они понимают, что нужно действовать быстро, учитывая короткий жизненный цикл продукции. Также они знают, что нужно уходить с проторенной дорожки в отношении распространения товара. Они живут в мире, где всё возможно, хорошие проекты поддерживаются посредством народно-общественного финансирования, а попадая на рынок, не ставят цель продержаться там вечно. Даже, если идёт речь о сфере часового производства. Один из ярких примеров – Фиона Крюгер и её часы с черепом. Одна из таких моделей недавно прошла в финал на Grand Prix d’Horlogerie de Genève [GPHG]».

 

Своим мнением поделился Жан-Марк Видеррехт, основатель компании Agenhor. Он специализируется на разработке механизмов. Одно из самых обсуждаемых новшеств – хронограф с центральными стрелками для фирм Fabergé и Singer. Оба бренда попали в последний раунд соревнования GPHG в этом году. «Поколение двухтысячных хочет нечто отличающееся от традиционных часов. Больше нет табу, значит, мы должны представить различные продукты и другие способы их реализации. Нужно двигаться быстро. Особенно это касается маленьких компаний, поскольку они не в такой степени вертикально интегрированы и могут отвечать быстрее. Молодое поколение учитывает все нюансы. В области часового производства нас ждёт нечто коренным образом отличающееся. Посмотрите на образование. Мы учим мастеров, но не можем предложить им интересную работу. Сейчас мы в процессе переопределения функций».

Существенное новаторство

С этим новым подходом в отношении дизайна и строения часов, а также инновационных бизнес-моделей, Urerk не столь далёк от определения идеального бренда для поколения двухтысячных. «Сфера часового искусства всегда была страстью, как для меня, так и для моей семьи», говорит основатель фирмы Феликс Баумгартнер. «Когда я начинал 20 лет назад, сфера часового производства была заполнена известными именами и сложными механизмами. Гора была слишком старой и неровной, чтобы по ней карабкаться. Художник Мартин Фрай и я пребывали в поиске новых идей по поводу часовых конструкций, когда Франк Мюллер дал имя первым часам. Мы почувствовали, как нам резко открыли дверь. С тех пор мы не останавливались, хотя, вы должны помнить, что первые семь или восемь лет были бедствием в коммерческом плане. Мы производим 150 часов в год и не стремимся повысить этот показатель. Мы всегда оставались честными в своём образе мышления, благодаря чему удалось объединить электронику с механическими часами, например, модель Urwerk EMC 51. Если нужно подытожить, я бы сказал, что авангард – это инвестиция, а инновации чрезвычайно важны. Если вы будете ограничивать себя одними традициями, у вас ничего не получится!»

Феликс Баумгартнер признаёт, что Urwerk едва ли можно назвать часами для поколения двухтысячных, учитывая цены. Означает ли это, что от идеи приобретения часов нужно отказаться? Или они вернутся к производству винтажных моделей, более доступных, но обладающих своим собственным эмоциональным зарядом. Или же смартчасов, чтобы вернуться в сферу цифровых устройств? Область часового производства представляет собой множество миров, внутри других миров, и никто не сможет добраться до самой вершины.