Пионер часового производства Доминик Рено вернулся

Следите за нами в
Дата публикации: 20.05.2018

После нескольких лет отсутствия Доминик Рено, соучредитель компании Renaud & Papi, вернулся в Швейцарию с восхитительным механизмом в багаже. Но кто такой Доминик Рено на самом деле?

Этот человек – один из самых многогранных и одарённых мастеров в области часового производства в мире. После длительного отстранения от бизнеса и спокойной жизни в мини-отеле на юге Франции, он, наконец, вернулся, представив поразительное изобретение.

Предыстория

В 1986 году вместе со своим другом и коллегой в Audemars Piguet – Джулио Папи, 27-летний Доминик Рено основал Renaud & Papi в маленьком швейцарском городке Ле-Локль. Впервые любители часового искусства открыли очарование механического оснащения, с нетерпением ожидая возможности внедрить различные дополнительные функции и усложнения. Впоследствии были выпущены карманные часы. Новая компания заполнила рыночную нишу, развивая усложнения в виде модулей и интегрированных механизмов для брендов, желающих предложить своим клиентам нечто особенное. Их первым покровителем и клиентом был Гюнтер Блюмляйн, который впоследствии возглавил IWC и Jaeger-LeCoultre. Первым проектом была разработка модуля с минутным репетиром для легендарных часов IWC Grande Complication, представленных на рынке в 1990 году. Как и Курт Клаус, создавший вечный календарь для IWC Da Vinci, который также использовался в Grande Complication, позже к знаменитой команде примкнул и другой молодой мастер по имени Роберт Гройбель.

Когда модель Grande Complication была завершена, Гюнтер Блюмляйн продолжил сотрудничество и попросил продумать дизайн механизма турбийона для системы с барабаном и цепью. Эта же система использовалась в старых хронометрах для поддержания постоянной работы спуска (завершённый механизм должен был дебютировать на A. Lange & Söhne “Tourbillon pour le Mérite” в 1996). В 1992 году владельцы фирмы Renaud & Papi продали своему бывшему работодателю – компании Audemars Piguet – готовый механизм с минутным репетиром. Это самый маленький механизм из всех, изготовленных до этого (10 линей). Audemars Piguet начинает инвестировать в то, что стало главной характерной чертой сложных механизмов, особенно в минутные репетиры и турбийоны.

Затем в 2000 Доминик Рено продал свою долю бизнеса компании Audemars Piguet и уехал на юг Франции. Он выстроил дом для себя и своей семьи, а также небольшое здание, которое сдавал туристам. Всё же он не оставлял работу над часовыми изделиями. Одна из комнат в доме Доминика выполняла функцию «лаборатории», где он работал над собственными разработками и проектами, которые изредка брал у других фирм

Назад в Швейцарию

В 2013 году через общего друга он встретился с Луиджино Торриджани, очень активным неформальным инвестором, постоянно проводившим время поблизости. Торриджани стал широко известен благодаря участию в швейцарском проекте Solar Impulse SA по созданию самолёта, работающего на солнечной энергии, вместе с Бертраном Пеккаром. Проект спонсировал Николас Хайек (из компании Omega). За обедом Доминики Рено поделился своими идеями с Торриджани. Как инженер, постоянно интересующийся многообещающими, нестандартными проектами, Торриджани сразу же влюбился в новые идеи часового производства. Его энтузиазм был достаточной причиной, чтобы вернуться в Швейцарию. Новая компания Dominique Renaud SA нашла своё место, традиционно не связанное с часовым производством – в швейцарском городе Ренан, возле Лозанны, в здании бывшей типографии, где теперь располагались перспективные стартапы и исследовательские институты известных швейцарских университетов. Кроме двух соучредителей фирма нанимает также инженера Фредерика Маньяра и дизайнера Андре Фурлана.

У Луиджино Торриджани были все основания доверять идеям Доминика Рено, а также верить в то, что в них стоит вкладывать. Представленное изобретение было совершенно новой концепцией балансового колеса и спуска, которое, по мнению Доминика, сможет вытеснить традиционную балансовую пружину и швейцарский свободный анкерный ход – систему, разработанную Гюйгенсом около 400 лет назад. «Безусловно, мы рассматриваем такие детали, как спуск, недавно представленный фирмой Zenith, но большинство альтернативных механизмов изготавливаются из силикона и могут производиться лишь при помощи высокотехнологических методов, значительно отдалённых от традиционной сферы часового искусства», объясняет Торриджани. «Спусковой механизм, созданный Рено, с другой стороны, требует методов обычного традиционного производства часов. Его новая разработка может быть легко подправлена мастером, при необходимости, даже в следующих поколениях».

Идея Доминика Рено навеяна точным регулятором Рифлера, созданным в начале 20 века. Верхний конец маятника поддерживается острым стальным лезвием, которое вставлено в паз из такого же прочного материала. Вес маятника распределяется на тонкой линии края лезвия. Это создаёт фактическую точку вращения, а не радиус, как в случае с часами, оснащёнными балансовым колесом. Доминик Рено заявил, что «если я применяю  лезвия вместо шарниров в портативных часовых механизмах, с таким же успехом, для повышения качества, можно использовать балансовое колесо в более крупным массивных часах, что даст лучшую инерцию.» Следующим шагом было преобразование идеи в форму модели. Между прочим, Доминик был первым, кто создал увеличенную пластиковую модель механизма в качестве шаблона. Он начал работать над моделью из органического стекла, используя лезвия канцелярского ножа, чтобы протестировать надёжность механизма. Поскольку гравитация не может быть использована для удержания лезвия в соответствующем желобке, он добавил два противодействующих лезвия, в то время как первое расположено в середине, создавая своего рода стержень. Это даёт маленькую амплитуду. При выборе низкой амплитуды 30° возможно добиться высокой частоты, даже с тяжёлым балансовым колесом.

 

Вместо традиционного балансового колеса, Доминик Рено разработал цилиндрическую структуру с отверстиями, чтобы она находилась в подвешенном состоянии внутри механизма: резонатор лезвий. Но он на этом не остановился. Также мастер изобрёл спуск, позволяющий получить максимальное преимущество большого колеблющегося механизма. Это ход со спусковой пружиной, который использует лишь каждый десятый удар (другие девять ударов при работе механизма такого типа пропускаются), что позволяет избежать сбоя колебаний. Встроенная защита обеспечивает безопасность при ударах и встряске, чего нет в традиционных механизмах.

Разыскивается 12 волонтёров

«Мы понимаем, что механизм, который я изобрёл, нужно тестировать и получать разрешение. Будучи маленькой компанией, мы не имеем достаточных средств для производства многочисленных прототипов и проведения обширного тестирования, поэтому было принято решение сделать потенциальных клиентов частью процесса разработки и развития. Мы собираемся выпустить 12 экземпляров часов в футуристическом стиле. Сквозь цилиндр, изготовленный из сапфирового стекла, который мы называем визио-модуль, обладатель сможет рассмотреть каждую деталь инновационного механизма». Затем Луиджино Торриджани продолжает историю: «Каждый человек, инвестирующий миллион швейцарских франков в один из двенадцати экземпляров, становится участником поддержки и тестирования нового изобретения. Покупатели будут выполнять роль представителей нашего проекта. Любые усовершенствования и внедрения новых функций в процессе дальнейшей разработки будут применены к часам в качестве обновлений. На воплощение этой идеи и создание двенадцати образцов потребуется несколько лет, в течение этого времени мы сможем включить грядущие разработки и применить их на практике».

Цилиндрическая капсула, включённая в механизм, поддерживается титановой дугой, прикреплённой к ремешку. Благодаря шарикоподшипникам цилиндр может вращаться даже на запястье. Это позволяет наблюдать утончённо декорированный механизм, пластина которого напоминает блок-мотор с различными элементами, расположенными вокруг. Одна сторона, конечно же, показывает циферблат. Зубчатая передача и барабан видны с другой стороны. Под углом 90° располагается спуск и колесо с прямой передачей для управления секундами, с инновационной пружиной напротив. Сочетание деталей механизма также в значительной степени отличается от традиционного расположения. В данном случае элементы по виду напоминают арбалет.

Доминик Рено дал довольно необычное название своему изобретению, услышав которое легче представить скорее космический летательный аппарат, нежели обычное изделие часового производства. Это часы DR01 TWELVE FIRST. Возможно, изобретатель ещё удивит приятными сюрпризами в будущем.