Производство часов или стремление к искусству - VII

Следите за нами в
Дата публикации: 21.05.2018

Музеографическое искушение: в своём желании приблизиться к искусству, завидуя его свободе и ауре, область часового производства прибегает к сотрудничеству с художниками. Возможно также использование мягкой силы, чтобы стать покровителем искусств. Это ценная и неуловимая игра влияния.

Фирма Cartier продолжает свой путь после основания Фонда современного искусства в 1984 году. В сентябре 2014 года в Париже компания LVMH перерезала ленточку в честь открытия музея искусства. Это здание Фонда Луи Виттона, работа одного из крупнейших архитекторов Фрэнка Гери. Франсуа Пино, владелец компании Kering (с часовыми брендами Girard-Perregaux, Ulysse Nardin and Gucci), обратил внимание на французскую организацию и выбрал Палаццо Грасси и Пунта-делла-Догана в Венеции, чтобы показать свои сказочные современные коллекции произведений искусства. Аналогичным образом швейцарская компания Audemars Piguet тесно сотрудничает с Art Basel и принимает участие в международных ярмарках. Фирма Rolex, которая никогда не скрывала своего великолепия, как правило, избирает протеже и покровителей в мире танца, кино, литературы, музыки, театра, визуальных искусств и архитектуры. С первых дней существования организация Swatch Group «делала искусство», приглашая художников со всего мира для изготовления индивидуальных часов. К тому же, отель Swatch Art Peace приветствует художников в своей сказочной локации Набережная Вайтань в Шанхае. Этот список можно продолжать бесконечно. Но что побуждает представителей известнейших брендов часового производства стремиться к тесному сотрудничеству с крупнейшими организациями международного современного искусства?

Создание изображения

После беглого осмотра вышеперечисленных достопримечательностей сфера часового производства может оказаться на периферии в мире искусства. В отличие от области часовой промышленности, предметы искусства не нуждаются в самооправдании. В отличие от часов художественное творчество не обязано быть надёжным, дорогим, поддающимся исправлению и ремонту или обладать гарантией. Сфера часового производства завидует искусства и стремится скрыть своё скромное происхождение, мечтая о высоком положении без ограничений и необходимости отделять хорошее от лучшего.

Важно учитывать несколько факторов. Искусство имеет символическое значение, и часовая индустрия не сможет конкурировать в этом направлении.

На примере Бернара Арно: создание экстравагантного судна с выпуклым стеклом и фибробетон на краю парка в Булонском лесу – это демонстрация силы и презрения французскому государству и политической власти. Своё отношение можно выразить символически. Искусство – это мягкая власть.

 «Мы хотели предоставить Парижу дополнительное пространство для искусства и культуры и продемонстрировали дерзость и яркие эмоции, доверив Фрэнку Гери сконструировать здание – икону для 21 века», заявляет Бернар Арно. «Икона для 21 века» - такова шкала амбиций, представленная при помощи этого здания стоимостью 100 млн. евро, плюс общественное финансирование в форме налоговых льгот.

Независимо от того, была ли необходима мягкая власть, около 1,2 млн. посетителей недавно любовались Коллекцией Щукина. Выставка Современного Искусства проходила в Организации Луи Виттон. Это стало самым посещаемым мероприятием со времён проведения выставки «Тутанхамон» в Малом Дворце в Париже в 1967 году.

Искусство также представляет собой превосходный метод оказания влияния. На той же самой выставке Щукина Арно и его эмиссары представили исключительную коллекцию современных картин, которые никто не видел с 1948 года. Искусство может быть лучшим инструментом дипломатии.

Помимо таких масштабных планов и повышения общественной осведомлённости искусство помогает завоевать доверие. В обмен на великодушие и щедрость покровитель становится художником. Или, по крайней мере, может «создавать предметы искусства» по-своему, через ту продукцию, которую он производит: мода, ювелирные изделия, сумки, часы… Иногда созданным предметам присваиваются имена друзей из мира искусства (Джефф Кунс, Мураками, Аниш Капур и другие).

Корпоративное спонсорство также имеет своих противников, которые рассматривают это как «средство коммуникации по гигантской шкале» и средство получения «особых преимуществ налоговых условий». Для Жана-Мишеля Тобелема, «специалиста в области спонсорства», которые читает лекции в Парижском Университете, это простое уравнение: настоящее и современное искусство – это «продукт» роскоши, предназначенный для международной элиты.

Если кто-то может взять на себя ответственность за сердечное согласие между бизнесом и миром искусства, это будет не кто иной как Ален Доминик Перрин. Здание в Париже (работа дизайнера Жана Нувеля) создано в 1994 году, но Перрин основал Организацию Картье для Современного Искусства за 10 лет до этого, последовав совету своего друга – скульптора Сезара.

«Организация Cartier – это отражение нашего времени, которое охватывает все творческие сферы и жанры современного искусства, от дизайна до фотографии, от живописи до видео и от моды до исполнительства. Это служит доказательством продуктивности и мастерства организации. Сочетание строгости и эклектики (смешение разнородных стилей) открывает современное искусство и делает его более доступным», об этом говорят официальные источники.

Несмотря на то, что прямая связь между продукцией Cartier и работой этой организации, вероятно, отсутствует, всё же некое взаимодействие существует. Своего рода проникновение искусства и влияние свободы современности. Стоит заметить, что из почти что 200 выставок, созданных Фондом, многие стали причиной провокационных замечаний и шквала критики со стороны современного общества.

Возвращая должок, в 2012 году состоялась «эксклюзивная презентация» (выражаясь словами Cartier). Она была посвящена ювелирным изделиям. Дэвид Линч, Алессандро Мендини, Такеши Китано и Беатриз Мильязеш «встретились для работы с ювелирами Cartier; благодаря такому обмену эмоциями было создано четыре исключительных предмета искусства – экстраординарные уникальные материалы для художников и новая жизнь камней, которые более не соответствуют высоким ювелирным стандартам». Заявление, которое дублируется, как признание ювелира – и, очевидно, мастера часовых дел – удовлетворять требования мастерства, которые художник может игнорировать, позволяя  камням второго сорта превратиться в первоклассную работу. Художник пребывает во власти философского камня, который помогает преобразовать ремесло в искусство. На зависть производителям часов.

Арт-проект Audemars Piguet

Искусство не принадлежит исключительно элитным группам общества. Четыре года назад Audemars Piguet, всё ещё семейная фирма, запустила арт-проект совместно с Art Basel, устраивая выставки в Базеле, Майами и Гонконге. Как отмечает генеральный директор компании Audemars Piguet Франсуа Генри Беннахмиас, «Art Basel привлекает глобальную утончённую публику, которая вполне соответствует нашему бренду». Сближение с миром международного искусства позволяет создать пространство, где крупные коллекционеры узнают об имени вашего бренда. Однако, несмотря на то, что Франсуа Беннахмиас очень гордится своей организацией искусства и часового производства, которая предоставляет его команде «широкий взгляд на жизнь», он вполне различает эти два понятия. «Наша работа – продолжать изготавливать часы. Художники, тем временем, должны продолжать концентрироваться на своём искусстве. Мы можем многому научиться друг у друга, но просить художников конструировать часы не входит в наши планы».

С другой стороны, помощь художников, - это средство взаимодействия искусства и часовой индустрии. Дело было начато в 2012, когда отмечалась 40 годовщина Royal Oak. Компания Audemars Piguet пригласила трёх известных во всём мире художников на день рождения бренда, в Ла Вале де Жу. Следуя этому опыту, фирмы заключила сделку с Art Basel. После чего приглашённые художники помогли обустроить выставку, посвящённую двум ориентирам  искусства и часового производства: сложности и точности. Благодаря своему оригинальному подходу фирма Audemars Piguet получила относительно уникальный статус, как для часового бренда, и стала куратором и авторитетом мира современного искусства.

На Art Basel в Майами в 2016 году Audemars Piguet представляет Реконструкцию Вселенной – впечатляющую работу китайского художника Суна Сюна. Архитектурный павильон, напоминающий скульптуру, представляет собой изогнутую структуру, изготовленную из бамбука и металла. «Ответ на мой проект можно найти, задав вопросы «Что такое время?», «Что такое история?», «Что представляет собой будущее?», «Что значит настоящий момент?», объясняет художник.

Ещё один шедевр, представленный на Art Basel в Майами в 2014 году, - это Музей Пибоди в Эссексе, Strandbeest – группа крупных скульптур голландского художника Тео Янсена. Объединяя зверя и машину, эти скульптуры двигаются с ветром, перемещаясь в разные стороны. На самом деле, олицетворение сложности и точности.

Следующим этапом будет конструкция Музея. На сей раз, это будет музей, посвящённый единственному художнику, объединяющему тысячу ремесленников: Audemars Piguet. Спиралеобразное здание обладает красотой искусства. «Это будет не тем зданием, которое мы увидим. Скорее, это предмет искусства, на который мы будем смотреть», замечает один наблюдатель.

Первый камень здания уже заложен. Подобно его структуре, мы сделали один круг.