Сюрпризы из Андалузии от Blancpain

Следите за нами в
Дата публикации: 22.05.2018

И снова старые знакомые. Когда речь заходит о развлечении приверженцев бренда и друзей бутика Tourbillon в Марбелле, Дани Гарсиа и Blancpain объединяются, как в октябре 2016.

Совсем недавно обладатель звезды Мишлен был принят на производстве в Лё Брассюс, где он увидел своими глазами, как много общего между производством часов и гастрономией, особенно когда это подкрепляется любовью к своей работе и к деталям. Blancpain, которые уже 30 лет сотрудничают с шеф-поварами, были одним из первых брендов часов, которые наладили связи с миром высокой кухни. Дэни Гарсиа прибыл из Андалусии, чтобы на протяжение двух вечеров гостить во дворце Феирмонт Лё Монтрё, где подготовил особое меню для гостей Blancpain. И это стало отличной возможностью для Алана Деламюраза, вице-президента и директора по маркетингу Blancpain побеседовать с Гарсиа в надежде насладиться не только кухней, но и будущим сотрудничеством.

Dani Garcia

Дэни, вы в детстве мечтали стать всемирно известным шеф поваром, обладателем звезды Мишлен?

На самом деле нет. В детстве я жил одним днём, не задумываясь особо, что ждёт меня впереди. Так получилось, что оба мои родителя любили готовить, а мой отец особенно любил показывать мне разные хитрости приготовления блюд, и таким образом меня заинтересовал. Я начал с традиционных блюд, постепенно экспериментируя в этом направлении. Эта «преемственность поколений» очень важна, и я стараюсь поступать так же с моей дочерью, которая все ещё живет дома, хотя пробовала еду со всего мира ещё в очень юном возрасте. У меня так не было, мне приходилось учиться и путешествовать.

Андалусия оказала на вас большое влияние?

Конечно, и во многом! Это купающийся в лучах солнца и в океане регион. Люди Андалусии от природы радостные и позитивные. Я горд быть одним из молодых шефов Испании, чья карьера пошла вверх благодаря Ферран Адриа. Именно благодаря ему спрос на нас резко повысился во всем мире. Я бы даже сказал, что он создал новую креативную философию на своей кухне, что конечно, оказало на всех нас огромное влияние.

Алан Деламюраз, вы также гурман. С чего по-вашему началась ваша любовь к кухне?

Когда я был ребёнком, мой отец брал меня везде. Мы ходили с ним и на рынок и он всегда учил меня узнавать происхождение продуктов, особенно мяса и рыбы. Безусловно, это меня вдохновило учиться в Эколь Отельер в Лозанне, лучшей в мире школе туристического дела. Оттуда я попал на стажировки в такие престижные предприятия как Савой в Лондоне, и ресторан Отель деВиль в Крисье, во главе которого в тот момент стоял Фреди Жирарде. Затем моя любовь к выполнению услуг качественно, не без помощи замечательных людей, с которыми я познакомился, привели меня в сферу часов. И мои навыки гурмана пришли со мной!

Blancpain имеет долгие прочные связи с кулинарией. Есть ли этому простое объяснение?

Это часть нашей культуры, которая подразумевает искусство жить красиво. Бренд изначально был связан с Фреди Жирарде, а затем мы понемногу налаживали сотрудничество с некоторыми заслуженными шефами как Поль Бокюз или Джоэль Робюшон. Постепенно наши связи распространились и на других почитаемых шефов в Швейцарии и по всему миру. Мы также стали спонсорами Bocuse d’Or Suisse, кулинарный поединок, который открывает молодые таланты. Нашей постоянной целью является строить крепкие связи, которые имеют много то же стремление к аутентичности и уважению к посетителям.

Дэни, расскажите нам о вашем первом контакте с часовым бизнесом, ещё до Blancpain

Когда я работал в Марбелла, например в бутике Tourbillon, я все ближе становился к миру красивых часов. Я увидел, что часовое искусство, как и кулинария, требует страсти, внимания к деталям и особенных умений. Удивительно, если подумать, что в таком небольшом механизме может быть больше тысячи деталей. Это очень похоже на кулинарию, ты берёшь определенное количество множества ингредиентов, и сочетаешь их, создавая что-то уникальное. За последние десять лет я узнал Blancpain довольно близко, но только недавно у меня появилась возможность посетить производство в Вале-де-Жу, и я был просто сбит с ног! Сейчас я не снимаю мои часы (Fifty Fathoms Bathyscaphe Flyback Chronograph) практически никогда, даже когда готовлю.

Считаете ли вы работу друг друга невероятно сложной?

Алан: для работы обоих типов нужны детали наивысшего качества. Разница лишь в том, что ингредиенты для повара должны быть максимально свежими, когда часовой мастер может позволить себе иметь про запас (смеётся).

Дэни: когда готовишь, бывает, что приходится начинать блюдо сначала, потому что испортил его какой нибудь маленькой деталью, вроде неподходящей температуры. Очень легко просчитаться, и мне кажется ситуация ещё сложнее в часовом деле.

В конечном итоге, вас объединяет то, что вы обожаете то, что вы делаете

Алан: высокая кухня, как и часовое искусство, просто ничто без людей за кулисами, произведение ли это на полном креативе или будничный экземпляр. Конечная цель – чтобы клиент был доволен. Даже если это не всегда просто. Даже если это иногда значит начинать снова и снова. Компромисса быть не может.

Дэни, вы были одним из первых шефов, которые использовали жидкий азот, и вы известны своей молекулярной кухней. Как важно вносить что-то новое?

Мне на самом деле не очень нравится термин «молекулярная кухня», так как он относится к технике, которая так или иначе входит или выходит из моды. Я всегда обращаюсь к традициям, например к современной интерпретации средиземноморской кухни.

Есть ли предел фантазии?

Алан: возможно, предел в уважении к традициям. Blancpain, например, никогда не сделает кварцевых часов. Я не говорю, что это неправильно, это просто не наш путь.

Дэни: а я никогда не сделаю блюдо, которое не раскрывает вкус его ингредиентов. Это задача каждого повара.