Усложнения на SIHH становятся полезными

Следите за нами в
Дата публикации: 25.05.2018

Бренды задают себе ритм разумными, классическими и полезными усложнениями. И при развитии этих направлений, механизмы, турбийоны и хронографы дают им гарантию безопасной игры.

В часовом искусстве всегда будут близкий контакт. Часы, которые отражают безудержное воображение, такие как MoonMachine 2 от MB&F, и утверждающие что не существует механических пределов, демонстрацией чего могут служить выпущенные Vacheron Constantin часы Les Cabinotiers Grande Complication “Crocodile”.  Все эти часы являются частью «игры». Их роль состоит в том, чтобы доказать, что, в вопросах сложности и творчества в высоком часовом искусстве последнее слово еще не произнесено и, что есть еще много интересных областей для изучения. Разумеется, изделия вроде Minute Repeater Tri-Axial Tourbillon от Girard-Perregaux, RM 53-01 Tourbillon Pablo Mac Donough с их подвешенным механизмом от Richard Mille, или выпущенных Greubel Forsey часов GMT Earth с их трехмерным глобусом, всегда найдут своих богатых ценителей, но средний обыватель может восхищаться этими шедеврами лишь издалека. Это не означает, что более обычные любители часов не достойны внимания брендов. Напротив, последние два года свидетельствуют, что производители часов вновь обратили свой взор на этих покупателей и, к счастью, никто не хотел бы превращения сектора в круг избранных.

Некоторые производители поддались дьявольскому искушению, предпочитая выпускать небольшие серии тогда, как часовое дело связано с промышленным производством.

Разумеется, экономическая ситуация привела бренды к большей сдержанности, положила конец росту цен и заставила их рассматривать вопрос каким образом возможно угодить современной молодежи, меняющей рынки. Некоторые производители поддались дьявольскому искушению, предпочитая выпускать небольшие серии тогда, как часовое дело связано с промышленным производством. Но даже дьявол способен отступиться в трудные времена, и поэтому они возвращаются к более реальным ценностям, доступным моделям, полезным усложнениям и традиционным материалам. Начальный уровень уже не является сегментом, на который стоит смотреть сверху вниз. Для Ulysse Nardin это означает производство Classico, представленных перед SIHH. Новая серия Polaris от Jaeger-LeCoultre стартует с моделью Automatic. Также в коллекции Montblanc Star Legacy присутствуют Automatic Date, которые опираются на впечатляющее наследие опыта Minerva, производственного подразделения Montblanc, отметившего свой 160-летний юбилей. Похожая история и у Cartier, которые сократили обычную для них лавину продуктов, усложнений и предметов искусства - за исключением необычного и изобретательного Création d'une Panthère – оставив двери широко открытыми для моделей, отображающих время под этим легендарным именем. Audemars Piguet действует в аналогичном ключе с его многочисленными Royal Oaks, как и A. Lange & Söhne со своими Saxonia.

Повсюду на SIHH присутствуют вращающиеся клетки, словно часовые мастера заново открыли заслуги турбийона.

Полезные и желанные

Будучи вдохновленными насколько это возможно, эти «простые» часы, возможно, не являются предметом мечтаний каждого часового производителя. К счастью, бренды талантливы в обращении наших мыслей к более высоким сферам. Хотя на этот раз, они заботятся о том, чтобы их плаванье проходило в безопасных водах, подальше от зова сирен. Сейчас более спокойные времена в том числе и в усложнениях. Когда-то лишь немногие производители были компетентны в тайнах и тонкостях регулятора турбийона (чья актуальность в настоящее время является предметом споров внутри сообщества). Теперь, когда он стал значительно более распространенным, его вытесняют другие усложнения, начиная с минутного репетира, чья репутация остается неизменной. Но сегодня это не так. Повсюду на SIHH присутствуют вращающиеся клетки, словно часовые мастера заново открыли заслуги турбийона. Ни один бренд не обошелся без него, будь то Piaget, сделавший его звездой своей каменной инкрустации Altiplanos, Panerai, который оживил свои модели Astronomo и Scienziato, IWC со своей версия Constant-Force Tourbillon Edition «150 Years», или Vacheron Constantin с его Traditionnelle Tourbillon.

Ну да хватит о точности, которую как говорят улучшает турбийон. Подавляющее большинство новых релизов этого года посвящено полезным усложнениям. Годовые календари продолжают служить вдохновением для некоторых интересных продуктов, в особенности для Parmigiani с его Kalpa Hebdomadaire, Montblanc и Star Legacy Full Calendar или IWC с Pilot’s Watch Annual Calendar. Однако, победителем в этом году без сомнения стал хронограф, поскольку в нем присутствуют три качества, которые ищет большинство нынешних клиентов -  надежность, точность и прочность. Это то, о чем бренды уже, возможно, позабыли, и что Jaeger-LeCoultre использовал в своих Polaris Chronograph, наряду с Montblanc и его TimeWalker Rally Timer Chronograph, Hermès и Arceau Chrono Titane или A. Lange & Sohne с Triple Split. Приятно, что фиксация времени теперь тоже необходимость.